28 дек. 2020 г.

Скандал в НРИ - другие миры реальны, часть первая

Допустим я предлагаю поводиться по Уотердипу, но также сообщаю следующее: «Уотердип у нас будет расположен на плане Огня, в остальном, с соответствующими небольшими поправками — всё то же самое что в сеттингбуке». Достаточно легко представить, что, разместив такое объявление публично, я встречусь с яростью фаната «Забытых Царств». Если это не просто «Ппц, как это нелепо!» А рекомый фанат приводит какой-то аргумент, то с ним можно поговорить. Одним из самых понятных аргументов здесь был бы следующий — Уотердип расположен не на Плане Огня, а на Побережье Мечей, континента Фаэрун. Ну, ещё можно было бы ожидать добавки, что он расположен на прайме (или это и есть Прайм) или на планете Торил.

А теперь представьте, что в ответ на это заявление, я привожу собственный аргумент:

«Уотердипа не существует».

Абсолютно нормальная фраза с точки зрения здравого смысла, не так ли? Я предлагаю вам решить это самостоятельно, а пока продолжу без остановок. В первую очередь, кажется очевидным, что высказывания подобные этому достаточно распространены. Например, «Вампиров не существует», «Бога нет», «единорогов не существует», «в Солнечной системе нет планеты Фаэтон между Землёй и Марсом».

И тем не менее, умозрительная проблема наблюдается. Если я действительно предложу поиграть кому-то по Уотердипу, расположенному на плане Огня — я буду не очень понят.

Первое предположение о том почему это так — шокирует. Внимательно следите за мыслью. Для того, чтобы вообще сказать, что Уотердипа НЕ существует, я должен до этого допустить, что он таки существует. Если бы я не сделал предшествующего предположения — мне попросту нечего было бы отрицать. Не было бы такой «сущности» как Уотердип.

Чтобы немного войти с этим рассуждением в тему, приведу сначала немного истории, но в виде иллюстрации. В классической логике есть стратегия следующих допущений об истинности фразы:

1. Только осмысленные высказывания и только они могут быть истинными или ложными.

2. Каждая часть осмысленного высказывания должна быть осмысленной.

3. Если единичный термин осмысленен, то он нечто обозначает («направлен» на какой-то объект).

4. Если единичный термин z нечто обозначает, то высказывание «z не существует» ложно.

Если фраза «Уотердипа не существует» истинна, то она должна быть осмысленна (пункт 1). Она, очевидно, осмысленна — вы понимание, что написано.

Если она осмысленна, то каждая её часть должна быть осмысленна (пункт 2). Включая единичный термин «Уотердип». Очевидно вы понимаете, что такое Уотердип. Это осмысленный единичный термин.

Если единичный термин «Уотердип» осмысленный, то он нечто обозначает (пункт 3). Это так — вы знаете, что это город и всё такое.

Если «Уотердип» нечто обозначает, то высказывание «Уотердипа не существует» — ложно (пункт 4).

Дело здесь даже не в том, что таким образом Уотердип существует. Нет, это совсем не так. И вот почему: допущение о том, что высказывание «Уотердипа не существует» истинно, приводит к заключению, что это же самое высказывание ложно.

Так что нет. Сенсации с существованием Уотердипа не будет. За этим проследуйте в семантику возможных миров и прочую модальную логику.

И тем не менее проблемная ситуация существует. Инстинктивно кажется, что всё это языковая игра и одной логикой тут не обойтись. Поэтому я обратился к лингвисту Дмитрию Герасимову. Он указал на два обстоятельства, которые помогут преодолеть возникший парадокс.

1) В высказывании, что «если единичный термин осмысленен, то он нечто обозначает» (пункт 3), спутаны две разные сущности: смысл и значение.

Готлоб Фреге в 1892-м году написал статью «О смысле и значении», где провёл разграничение между Sinn (смысл, сигнификат) и Bedeutung (значение, денотат). Смысл — это информация об объекте. Значение — сам обозначаемый предмет.

У понятия «нынешний король Франции» есть вполне конкретное содержание, и мы легко можем понять, каким свойствам нужно соответствовать, чтобы подпадать под него — и убедиться, что ни один индивид в актуальном мире им не соответствует.

2) Истинность любой пропозиции оценивается только относительно некоторого мира. Когда мы говорим, что «Уотердипа не существует», это высказывание истинно в нашем актуальном мире. Когда обсуждают свойства Уотердипа как города, соответствующие утверждения, видимо, оцениваются относительно некоторого воображаемого пространства и в нём же истинна пресуппозиция существования Уотердипа, вводимая соответствующим единичным термином.

Я предлагаю отбросить пункт 1) как несущественный. Дело в том, что  в рамках приведённого выше рассуждения семантическая терминология не имеет важного теоретического значения. Вы сами можете убедиться в этом, если приведёте шаги умозаключения в формальный вид.

Однако пункт важный! Благодаря нему давайте будем помнить, что существуют-таки некоторые оттенки смысла между словами «обозначать» (to denote), «означать» (to mean) и «осуществлять референцию к» (to refer).

Пункт 2) интереснее и важнее. Именно отталкиваясь от него мы будем двигаться дальше. Но сначала проясним некоторые слова из философского (в данном случае) словаря.

Под «пропозицией» Дмитрий имел ввиду просто предложение со своим значением. Предложение — это просто некоторое декларативное высказывание. Почему нельзя использовать просто слова «высказывание» или «предложение»? Как раз из-за добавления «со своим значением» в определении. Строго говоря, под пропозицией понимается именно значение оного высказывания. То есть пропозиция — это не вполне языковая сущность. То есть «Уотердипа не существует» — это и сами слова из которых складывается высказывание и стоящее за ними значение.

Далее, обсудим «пресуппозицию». Это набор самых разнообразных компонентов вашего бэкграунда, необходимый для того, чтобы для вас в пропозиции был смысл. И пресуппозиция же определяет каким будет этот смысл. Например, легко представить человека, который сел читать этот пост не зная слова «Уотердип». Конечно же для него смысл предложения «Уотердипа не существует» будет совсем иным, чем для тех, кто погружён в контекст «Забытых Царств». Здесь важно понимать, что не только гносеологический (знаниевый) компонет обеспечивает наличие смысла. Это может быть контекст, ситуация, интонация — что угодно. Если семантику понимать как «значение единичных терминов и высказываний», то можно сказать, что пресуппозиция — семантический компонент, обеспечивающий наличие смысла в пропозиции.

Наконец, важнейшее слово «мир». Кажется, что его очень легко определить таким образом: некоторое положение дел. По сути это всё. Но такая теоретическая конструкция даёт нам возможность говорить очень о многом! Например, здесь Дмитрий говорит об «актуальном мире». В качестве другого примера, можно привести «шкалу Крипке»: направленный граф (направленный граф — это точки и стрелочки между ними), где каждая вершина (точка) — это мир, а ребро (стрелочка) показывает на достижимость одного мира из другого. Например, мир в котором вы читаете этот пост — один из достижимых миров из того мира, где этого поста ещё не существовало, а я его только задумал. Эта же конструкция позволяет нам довольно дёшево говорить о необходимых и достаточных вещах. Необходимые вещи — это такие вещи, которые будут в любом из миров, наследующих нынешнему, а достаточные вещи — такие которые будут хотя бы в одном из таких миров.

Само собой разумеется, что шкал Крипке (кстати, значительную часть своих достижений Сол Крипке получил, когда ему было 13 — 14 лет, так что если меня тут читают молодые — давайте) может быть очень много и они могут быть изолированы друг от друга. Так, мы можем говорить о возможных мирах и представимых мирах.

Теперь, вы можете вернуться к пункту 2) полностью боеготовыми и прочитать его ещё раз. Туман рассеивается.

А теперь смотрите, что получается. Сформулировав пункт 2), Дмитрий в разговоре со мной приходит к тому, что теория прямой референции личных имён явно не покрывает всех случаев их употребления в естественном языке. Разговор о вымышленных сущностях — это хороший пример контекста, для которого нужны будут какие-то дополнительные соображения. Особенно это касается НРИ, где в каждом кампании есть свой Уотердип, но при этом у говорящих часто есть некоторое представление об «исходнике». При этом единство исходника тоже спорно.

Итак, какие же у нас есть способы разрешить парадокс, оставляемый нам классическим рассуждением, когда речь заходит о вымышленных объектах?

Об этом — в части второй.

А пока я хотел бы пожелать вам счастливого Нового года, стряхнуть с себя сор года уходящего и заниматься интересными вещами. Добра.

3 комментария:

  1. А это какой-то гипотетический умозрительный пост на странную тему или у этого есть контекст?

    ОтветитьУдалить